Ивины толстой краткое содержание

В комнате тихо, полутемно; нервы мои возбуждены щекоткой и пробуждением; мамаша сидит подле самого меня; она трогает меня; я слышу ее запах и голос. Николенька смотрел через плечо Катеньки, которая движени­ем плечиков пыталась вернуть спустившееся платьице с откры­той шеей на надлежащее место. Жилин подумал и говорит: - А много ли он хочет выкупа? Нравится Николеньке и то, что она обращается с ним серьезно и просто. Карл Иваныч тоже переодевался в другой комнате. Увидали его, пустились к нему. Разве тебе не хорошо так? Затем отец сообщает, что им пора серьезно учиться, поэтому сегодня в ночь он берет их с собой в Москву, а Карлу Иванычу придется покинуть их дом. Я хотел было пробежать мимо, но папа схватил меня за руку и строго сказал: - Пойдем-ка со мной, любезный! Знания, навыки и привычки к концу учебного года. Иртеньева Любочка — старшая сестра Николеньки.

И он торопился поспеть туда, где его не было. Она улыбается своей грустной, очаровательной улыбкой, берет обеими руками мою голову, целует меня в лоб и кладет к себе на колени. Стал уже Жилин дремать, думает: "Побоится девка". Жалоба Мими, единица и ключик! Вынула из рукава две сырные лепешки, бросила ему. Месяц только народился - ночи еще темные были. На кожаный верх брички тяжело упала крупная капля дождя... Костылин все отстает и охает. Один татарин подошел к лошади, стал седло снимать, - она все бьется; он вынул кинжал , прорезал ей глотку.

Выбор наших пользователей: Ивины толстой краткое содержание - нужная штука.

Он никогда не улыбался, но или смотрел совершенно серьезно, или от души смеялся своим звонким, отчетливым и чрезвычайно увлекательным смехом». Потом один из гостей-татар повернулся к Жилину, стал говорить по-русски. Я чувствовал, что папа должен жить в сфере совершенно особенной, прекрасной, недоступной и не постижимой для меня, и что стараться проникать тайны его жизни было бы с моей стороны чем-то вроде святотатства. Карл Иваныч обдернул платья детей, попросил Николая сде­лать то же самое с его платьем, и все отправились к бабушке. Жилин говорит: - Товарищ как хочет, он, может, богат, а я не богат. Вот задрожала осиновая роща; листья становятся какого-то бело-мутного цвета, ярко выдающегося на лиловом фоне тучи, шумят и вертятся; макушки больших берез начинают раскачиваться, и пучки сухой травы летят через дорогу. Вгляделся, видит: ружья блестят - казаки, солдаты.

Николенька желал удивить всех сидевших в линейке и решил вихрем пронестись мимо нее, но несносная лошадка, несмотря на все усилия, остановилась так неожиданно, что он перескочил с седла на шею и чуть-чуть не полетел. Не быв никогда человеком очень большого света, он всегда водился с людьми этого круга, и так, что был уважаем. Преодолев невольное чувство страха, он от­крыл дверь и вошел в залу. Написал Жилин письмо, а на письме не так написал, - чтобы не дошло. Нагнется, подправит, подкинет, чтоб повыше сидел на нем Костылин, тащит его по дороге. Тут я как будто просыпаюсь и нахожу себя опять на сундуке, в темном чулане, с мокрыми от слез щеками, без всякой мысли, твердящего слова: и мы все летим выше и выше. А туда ли идут, нет ли - не знают. Только в пыли видно, как лошадь хвостом вертит. Когда я теперь вспоминаю его, я нахожу, что он был очень услужливый, тихий и добрый мальчик; тогда же он мне казался таким презренным существом, о котором не стоило ни жалеть, ни даже думать. В старости у него образовался постоянный взгляд на вещи и неизменные правила, - но единственно на основании практическом: те поступки и образ жизни, которые доставляли ему счастие или удовольствия, он считал хорошими и находил, что так всегда и всем поступать должно.

Когда она разговаривала с нами дружески, она всегда говорила на атом языке, который знала в совершенстве. Он, так же как и его лошадь, косившая голову и поджимавшая уши, морщился от косого дождя и озабоченно присматривался вперед. Пришел красный татарин, а с ним другой, поменьше ростом, черноватенький. За аулом пониже гора и через нее еще две горы, по ним лес; а промеж двух гор синеется ровное место, и на ровном месте далеко-далеко точно дым стелется. Жилин ехал верхом, и телега его с вещами шла в обозе. Герой поступает на математический факультет университета, отец дарит ему дрожки с лошадью, и он проходит первые искушения сознания собственной взрослости и самостоятельности, которые, однако, приводят к разочарованию.

Государь подходит ко мне и говорит: "Благодарю тебя. После рассказа княгини у них с бабушкой произошла пики­ровка по вопросам воспитания детей. А мальчик помнил, как в долгие зимние вечера они накрывали кресло платками и делали из него коляску. Не видать уж звезд. У лошадей храп 5 мокрый. Дина его тянет ручонками за рубаху из всех сил, сама смеется. Ничего не понял Жилин и говорит: - Пить, воды пить дайте. Он, собака, соберет сейчас татар за нами в погоню. У него была дурная привычка, когда он задумывался, останавливать глаза на одной точке и беспрестанно мигать, подергивая при этом носом и бровями.


СТОЛ ЗАКАЗОВ: